Русская Голгофа

Образование

Поскольку время Императора Николая было всецело отдано государственным делам, образованием Детей заведовала Александра Феодоровна. Пьер Жильяр, вспоминая первые свои уроки с Ольгой и Татьяной, которым было тогда соответственно десять и восемь лет, так описывал отношение Императрицы к учебным занятиям Дочерей: «Императрица не упускает ни одного моего слова; у меня совершенно ясное чувство, что это не урок, который я даю, а экзамен, которому я подвергаюсь… В течение следующих недель Императрица регулярно присутствовала на уроках Детей… Ей часто приходилось, когда Ее Дочери оставляли нас, обсуждать со мной приемы и методы преподавания живых языков, и я всегда поражался здравым смыслом и проницательностью Ее суждений».

Софи Бухсгевден пишет: «Ей нравилось присутствовать на уроках, обсуждать с учителями направление и содержание занятий». Да и Сама Александра Феодоровна рассказывала Императору в письме: «Дети начали Свои зимние уроки. Мария и Анастасия недовольны, но Беби все равно. Он готов еще больше учиться, так что Я сказала, чтобы уроки продолжались вместо сорока пятьдесят минут, так как теперь, слава Богу, Он гораздо крепче».

По воспоминаниям A. А. Танеевой: «Старшим учителем, который заведовал их образованием, был некий П. В. Петров. Он назначал к ним других наставников. Кроме него, из иностранцев были Mr. Gibbs, англичанин, и Mr. Gilliard. Первой их учительницей была госпожа Шнейдер, бывшая раньше учительницей Великой Княжны Елизаветы Феодоровны. Она же потом обучала русскому языку молодую Государыню и так и осталась при Дворе. У Трины — так ее называла Государыня — был не всегда приятный характер, но она была предана Царской Семье и последовала за ней в Сибирь.

Из всех учителей Дети Их Величеств больше всего любили Gilliard’a (Пьера Жильяра. — М.К.), который сначала учил Великих Княжон французскому языку, а после стал гувернером Алексея Николаевича; он жил во дворце и пользовался полным доверием Их Величеств. Mr. Gibbs’a тоже очень любили; оба последовали в Сибирь и оставались с Царской Семьей, пока большевики их не разлучили».

Даже после отречения Государя от престола и ареста всей Семьи, не зная, что ожидает всех их в будущем, Августейшие Родители решили, что Дети не должны прерывать учебу. «По мере выздоровления Их Высочества принялись за уроки, но так как учителей к ним не допускали, за исключением тоже арестованного Жильяра, то эти обязанности Ее Величество разделила между всеми. Она лично преподавала всем Детям Закон Божий, Его Величество — Алексею Николаевичу географию и историю, Великая Княжна Ольга Николаевна — Своим младшим Сестрам и Брату английский язык, Екатерина Адольфовна — арифметику и русскую грамматику, графиня Генне — историю, доктору Деревенько было поручено преподавание Алексею Николаевичу естествознания, а мой отец занимался с ним русским чтением. Они оба увлекались лирикой Лермонтова, которого Алексей Николаевич учил наизусть; кроме того, Он писал переложения и сочинения по картинам, и мой отец наслаждался этими занятиями» (Т. С. Мельник-Боткина).

Просмотры (1365)

Комментирование запрещено